Как можно похоронить своего близкого на закрытом кладбище?

21.02.2017           Комментариев к записи Как можно похоронить своего близкого на закрытом кладбище? нет

После материалов о подзахоронении в родственную могилу решила сразу написать о закрытых кладбищах в России. Фактически, это своего рода продолжение предыдущей темы, так как захоронения на закрытых кладбищах тоже разрешаются чаще всего именно в связи с наличием там “семейных территорий”. И власти, давая на это добро, в том числе решают и проблему нехватки земель, отведенных под погребение граждан. Так что я как бы продолжаю начатые рассуждения, тем более, что проблема эта очень актуальная. Почему на таких погостах и дальше продолжают захоранивать одних, а других – нет? Кто это решает? Кладбища-то закрываются, а вот что потом происходит с их землей? Что происходит с останками, если прямо на бывших могилах, например, началась стройка? Вопросов много, и мне было очень интересно разбираться в них.

Что такое закрытое кладбище

Закрытыми называют кладбища которые официально прекратили выдавать разрешения на новые участки. Обычно это происходит тогда, когда территория просто переполнена, и возможность выдавать новые участки практически исчерпана. Однако это не значит, что на таких кладбищах совсем никого не хоронят. Правда, разрешение на подобное дается далеко не всем желающим, что у некоторых вызывает возмущение: одним можно, а другим нельзя! Однако все ограничения и нюансы на самом деле вполне четко определяются федеральным и региональным законодательством. Которые, правда, можно иногда обойти и сделать на этом весьма неплохой бизнес.

На основании Федерального закона «О погребении и похоронном деле»

от 12.01.1996 N 8-ФЗ и Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 N 131-ФЗ решение о закрытии кладбищ принимаются представительными органами самоуправления или религиозными обществами (если погосты расположены на их землях). При этом в постановлениях и документах есть пункт о том, что даже после закрытия на таком кладбище можно будет погребать прах в урне. Кстати, СаНПин 2.1.2882-11 гласит: «производить захоронения на закрытых кладбищах запрещается, за исключением захоронения урн с прахом после кремации в родственные могилы, а также в колумбарные ниши». Однако внутренние документы кладбищенских администраций часто разрешают и погребение тел, если все остальные санитарные нормы в порядке. Если последние похороны на участке были произведены не менее 15-ти лет назад и т.д. Но с прахом, конечно, разрешение получить гораздо проще.

Так же, Закон говорит: кладбищенскую землю после закрытия территории нельзя использовать с какой-то иной целью раньше, чем пройдет 75 лет. То есть, все это время там нельзя строить дома или дороги, разбивать парки и так далее.  И даже после 75-ти лет новый собственник обязан позаботиться о том, чтобы умершие и прах были перезахоронены, а надгробия перенесены. Все это должно производиться за счет лица, ставшего новым владельцем данной территории. Перезахоронений можно не делать только в том случае, когда бывшее кладбище преобразуется в парк без изменения целевого назначения земли.

Однако в жизни я видела и совсем другое. Правда, было это давно – еще в конце 80-х годов прошлого века, – но врезалось в память на всю жизнь. Я тогда некоторое время жила у бабушки в небольшом городе Воронежской области. Рядом с нашим спальным районом располагалось Старое кладбище. Там уже давным-давно никого не хоронили, и пребывало оно в изрядном запустении. Заросло черемухой и сиренью, изобиловало глухими местами. Ходить мимо него ночью было страшновато, да и днем родные могилы горожане старались навещать не по одиночке. Не из-за мистических причин, а из-за вполне земных – криминогенных. Люди говорили, что кладбище давно надо привести в соответствие: проредить растительность, завести сторожа. И вот нашелся градоначальник, который, так сказать, взял на себя ответственность – сделал место безопасным. Да так, что все буквально содрогнулись.

Он пригнал на Старое кладбище бульдозеры, которые снесли все в течение недели. То есть, совсем все: деревья, кусты, надгробия, склепы… Вырытые кости и черепа торчали и скалились из перепаханной земли. Среди них были останки и моих родных: прабабушки, прадеда и дяди. Город замер в оторопи. Писали жалобы, ездили в область. Но дело предпочли замять, а развороченное пространство просто огородили сплошным забором. Кости сгребли в общую яму и забросали глиной. И все это произошло еще во времена СССР, где по закону кладбища нельзя было трогать не 75, а все 100 лет после их закрытия. Правда, тогда как раз началась перестройка и полный бардак. Теперь на том месте построили торговый центр и много чего еще. А начальник этот в течение 15 лет потерял всю свою семью: жена и дочь умерли от онкологии, а внук стал законченным наркоманом. Вот и не верь в Божью кару еще при жизни.

Сейчас, с точки зрения закона

закрытые кладбища трогать недопустимо ни в коем случае. Но и хоронить на них тоже практически нельзя. Возможны только родственные погребения на полученных ранее семейных участках. Но иногда (по решению местных властей) разрешается создание особых «сервисных» территорий в существующих границах кладбища. Еще на закрытых погостах (даже тех которые стали культурным наследием – в Москве, например), можно хоронить людей, внесших особый вклад в историю или культуру страны:

  • ветеранов Великой Отечественной войны (для этого выделяются самые удобные места);
  • ветеранов органов внутренних дел и государственной безопасности;
  • Героев Советского Союза, Героев Социалистического Труда, полных кавалеров ордена Славы и полных кавалеров ордена Трудовой Славы;
  • лауреатов Ленинской и Государственной премий СССР, лауреатов Государственной премии РФ;
  • участников боевых действий;
  • героев РФ и иных лиц, удостоенных государственных наград РФ;
  • удостоенных наград и почетных званий города;
  • супругов и близких родственников вышеперечисленных граждан.

Бывает, что власти дают специальные разрешения на похороны людей, которые просто были известными и уважаемыми в округе. Например, у нас есть одно очень старое кладбище, расположенное практически в центре города, недалеко от Центрального парка культуры и отдыха. Там не проводят захоронения уже как лет двадцать. Но есть на нем специальный участок, который образовался из ликвидированной аллеи и прилегающей к ней дороги. На нем иногда хоронят и сейчас. Бывает, я захаживаю на это кладбище посмотреть, кто там, на почетном участке, лежит, кто прибавился. В основном на нем оказываются и правда достойные люди.

Есть могила молодого мальчика – пожарного, который погиб во время спасения жильцов из горящего многоквартирного дома. Вынес последнего – двухлетнего ребенка, упал и умер. Сердце не выдержало. Еще один погребенный – наш местный хирург, который спас десятки людей, а почетным гражданином города так стать и не успел. Но место на закрытом кладбище для него выделили. Лежат там народные учителя, которых помнят многие поколения городских школьников. И с ними наш Владимир Михайлович – математик от Бога. Еще – артисты городского театра. Не особые лауреаты, многие вообще без званий, но муниципалитет похоронил их с почетом. Нашли там свой последний приют и несколько милиционеров (пардон, полицейских), погибших на своем посту, при выполнении заданий. В общем, случайных и непонятно как попавших совсем мало. Правда, есть один казус – роскошная прямо-таки усыпальница одного цыганского барона. И еще – большой участок отгорожен для некоего Василия Кандыбы (кто такой и почему здесь – неизвестно, по портрету на памятнике очень похож на братка из «лихих 90-х»). Но это же мелочи, правда?

Особенно остро стоит вопрос с закрытыми кладбищами Москвы

Там вообще получить возможность захоронения на новом месте, расположенном ближе, чем где-нибудь у границ Калужской области, очень проблематично. Еще совсем недавно для москвичей было открыто всего 3 кладбища: Перепечинское, Домодедовское и Ново-Богородское. Все они располагаются на территории Мособласти. Потом, когда запустили проект Новая Москва, появилось еще 24 погоста для свободного погребения граждан. Но все равно считается, что мест на них маловато. Особенно на относительно близко расположенных. И так называемые бесплатные участки на самом деле имеют свою цену. Только деньги берутся не за землю (это запрещено ФЗ «О погребении и похоронном деле»), а за услуги. Например, копка могилы стоит от 9-ти до 15-ти тысяч рублей.

При этом законы Москвы не запрещают и легальное приобретение семейно-родовых участков на закрытых кладбищах. Практически любой человек может купить такую территорию под будущее родовое погребение через торги. Цена вопроса при этом на сегодняшний день составит порядка 60-ти тысяч при стандартных размерах участка 1,8 на 2 метра. Я нашла данные на конец 2016 года, из которых понятно, что места сейчас продаются на 12-ти московских кладбищах:

  • Бусиновском;
  • Востряковском (северном);
  • Долгопрудненском (центральном);
  • Зеленоградском (северном и центральном);
  • Котляковском;
  • Кузьминском;
  • Кунцевском;
  • Леоновском;
  • Лианозовском;
  • Николо-Архангельском (центральном);
  • Старо-Марковском;
  • Троекуровском.

Оформлять захоронения такого рода надо в Департаменте торговли и услуг города Москвы – можно лично, а можно через представителя ритуального агентства.  

Некоторые бюджетные и муниципальные ритуальные предприятия сейчас предлагают свои услуги по повторному использованию закрытых кладбищ. Они изыскивают возможность дополнительного освоения кладбищенской земли без нарушения санитарных норм. Например, когда можно, меняют схемы озеленения территорий (по сути, расчищают старые посадки), зауживают дорожки, сносят ветхие постройки. И тем самым получают дополнительные площади.

На них чаще всего оформляются так называемые «сервисные участки». Обычно на таких заранее делаются цоколи или другое ограждение, монтируются памятники и даже дополнительные аксессуары (каменные вазы, например, или лавочки). Эти подготовленные территории и продаются с торгов тем, кто хочет похоронить близкого человека на закрытом кладбище, а сам участок оставить за семьей. А иногда администрация просто заключает договор по изысканию места и подготовке его под захоронение. Обычно такие работы стоят несколько сотен тысяч рублей. Потом хозяевам участка приходится вносить ежегодную оплату за дополнительный сервис: уборку, вывоз мусора и так далее. Для этого с предприятиями заключаются специальные соглашения.

Надо сказать, многим такая постановка вопроса очень даже нравится. Вот мои знакомые года четыре назад купили такой семейный участок на одном из наших старых кладбищ и очень довольны. Не надо торопиться на могилу после зимнего сезона, чтобы убрать мусор, протереть оградку и памятник, подкрасить что-нибудь. Все делается рабочими, причем вовремя и достаточно качественно. Цветочки летом тоже поливают и даже иногда пропалывают. Короче, сервис действительно есть.

За рубежом

закрытые кладбищенские территории тоже имеются. Чаще всего они входят в состав действующих кладбищ, которые как бы окружают старинные границы погостов. Один из известнейших вариантов такого рода – это парижское кладбище Пер-Лашез. Оно огромное (43 гектара) и историческое. Его основал еще Наполеон Бонапарт, там похоронена масса известнейших личностей (в том числе Мольер, Лафонтен, Бальзак, Уайльд, Делакруа, Модильяни). На старых территориях Пер-Лашез захоронения сейчас почти запрещены (исключения представляют лишь фамильные склепы и участки), а новые кварталы – вполне рабочие.

А вот тоже известное туристам Вышеградское кладбище в Праге теперь имеет статус только охраняемого культурного памятника недвижимости Чехии. Оно сейчас – реально закрытое. Даже туристов туда пускают только один раз в году. Все остальное время на его воротах висит замок. Так его охраняют от вандалов и бомжей. И сейчас там практически никого не хоронят. Трудно получить разрешение на это даже тем, кто имеет на Вышеградском кладбище старые семейные склепы.

Вообще же, похороны близких на закрытых кладбищах для родственников часто становится своеобразной идеей фикс. Ведь новые погосты, по обыкновению, расположены очень далеко от городов, добираться до них сложно. К тому же, для многих очень важным бывает вопрос так называемого престижа. Поэтому нередко старые кладбища становятся местом полузаконного или совсем незаконного бизнеса для тех, кто имеет полномочия разрешать или нет новые захоронения. Один из способов обхода всяких препонов – это кремация. Урну с пеплом даже по закону можно подзахоранивать к родственникам и на закрытых кладбищах, при том и за сервис много платить не придется.

Интересные статьи:

По каким законам и правилам можно подзахоранивать в семейную могилу?

Почему усопших мы поминаем на 3, 9, и 40 день?

Нетрадиционные способы захоронения в России: кремация и крионика

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Знаю, есть такая народная примета: нельзя подметать пол в квартире, пока там находится умерший, иначе можно “вымести” на кладбище кого-то из родственников. Честно говоря, не вижу здесь никакого суеверия, все логично и оправдано.

Подробнее18.12.2016

При мерзлой почве даже самый опытный установщик не сможет осуществить монтаж надгробия качественно, и весной придется “разгребать последствия” такой спешной установки.

Подробнее17.09.2015

up