Как хоронят тех, кто жил и умер в интернате.

4.03.2018           Комментариев к записи Как хоронят тех, кто жил и умер в интернате. нет

Неделю назад я стала невольной участницей скандальной ситуации, связанной со смертью дальнего родственника. Последние три года он находился на постоянном проживании в психоневрологическом интернате, где и скончался.

Смерть подопечного в интернате.

Сразу скажу, что дядя Витя жил в интернате не потому, что от него отказалась семья,а именно из-за болезни. Он нуждался в постоянной терапии, которую дома ему обеспечить не могли. Супруга его, тетя Валя, – сама уже пожилая и нездоровая женщина. А сын почти постоянно живет за границей, работает там. Но хоронить дядю Витю, конечно, было кому и на что. Однако интернат почему-то решил иначе, и о кончине пациента жене его не сообщили. О том, что дядя умер и его схоронили на кладбище для бесхозных тел, тетя Валя узнала, только когда приехала его навестить. То есть, где-то полмесяца спустя. И чуть сама на месте не скончалась от новости. А еще от того, в каком месте и как именно оказался ее муж. Не на семейном участке после достойных проводов родными и близкими, а среди могил других подопечных интерната, бомжей, алкоголиков. Среди заросших и замусоренных безымянных холмиков с номерами на железных табличках. С такой же табличкой.

Пришлось нам организовывать перезахоронение, а это очень дорого и хлопотно. Притом государственное пособие на погребение уже было истрачено, так как похороны же от интерната все-таки состоялись. А интернатское начальство даже и не подумало хотя бы как-то извиниться. Наоборот, попыталось переложить всю вину на тетю Валю. Она, по их версии, редко навещала мужа и вообще не взяла трубку, когда ей позвонили, чтобы сообщить о его смерти. Но на мобильный-то телефон ей никто из этого злосчастного ПНИ звонков не делал (хотя он там был известен). Возможно, разок позвонили на домашний, когда тетя Валя отлучалась куда-то. Короче говоря, интернат просто не стал напрягаться и дозваниваться. К тому же накануне дяди Витиной смерти в этом заведении скончались еще двое одиноких подопечных, так что всех похоронили скопом, в один раз. Сделали, в общем, как проще.

То, что произошло – безо всякого преувеличения дикость. Но увы, лишь с точки зрения неписанных человеческих законов. Ведь в интернате знали, что дядю Витю никто не бросал, просто ему трудно было жить дома без ежедневного медицинского присмотра.   А вот какие-либо юридические нормы интернатом нарушены не были.

По закону, больницы, хосписы, интернаты, детдома после кончины подопечного

первым делом должны оповестить об этом не родных умершего, а полицию. Само тело полагается сразу переправить в морг для вскрытия и установления причин смерти. Семью тоже оповещают, если она есть. Лечебные учреждения и хосписы, а также интернаты для детей, которые там обучаются и живут (но только временно, а не постоянно) обязаны сделать это немедленно.

А вот если человек стал подопечным интерната на постоянной основе то этоуже другая история. Она регламентируется лишь внутренними инструкциями заведения, а не федеральным законодательством. Дело в том, что человек, который постоянно живет (и прописан) в психоневрологическом интернате, доме для престарелых или детдоме не является полностью дееспособным лицом. А учреждение становится его опекуном и несет за своего подопечного всю полноту ответственности. Оно даже управляет его имуществом, в том числе и всеми денежными поступлениями. По закону, именно оно должно и хоронить умершего подопечного, что частенько делает даже при живых родных. Обычно в том случае, если те не захотели делать этого сами. Но все же, все же… Что детдом, что интернат должен по-любому оповестить родственников о трагедии. Должен, но не обязан. Хотя чаще всего так и делается, если у руководства находятся нормальные люди, с сердцем и совестью. Тем более, что потом очень многих хоронят именно близкие. Иногда семья, иногда друзья, а бывает, что даже и соседи.

Где-то года два назад умер одинокий сосед моей однокурсницы. Он после смерти матери жил один, и он был инвалид, почти не ходячий. Вначале за этим соседом присматривала женщина из соцзащиты, а потом он добился для себя места в доме-интернате для пожилых и инвалидов. Прожил там совсем недолго, умер от гангрены. Так соседи по подъезду собрали деньги и похоронили его по-людски, рядом с матерью. Даже в церкви отпевание организовали. И спасибо сотрудникам этого дома-интерната, которые не сочли за труд оповестить о кончине человека – даже не родственников, а одну из соседок. Нашли номер ее мобильного в записной книжке покойного и на всякий пожарный случай позвонили.

Если родных у умершего нет или они отказываются от похорон, то все организовывает интернат.

Это делается за счет учреждения. А по сути – на те средства, которые выделяет государство на погребение любого своего гражданина. То есть именно на социальное похоронное пособие. Его гарантирует Федеральный Закон от 12.01.1996 года «О погребении и похоронном деле», а выплачивает Пенсионный Фонд Российской Федерации. Правда, размер этой выплаты совсем небольшой. В 2017-м году на похороны давали чуть больше пяти тысяч рублей по стране (в некоторых регионах добавляли до восьми) и около семнадцати тысяч в Москве. Для похорон это мизерные деньги, поэтому захоронение интернатских и просто никому не нужных покойников происходит более чем скромно, а могилы потом выглядят бесхозными и заброшенными.

Отдельно напишу о том, может ли интернат наследовать за умершими.

Ведь он является опекуном тех, кто в нем прописан, и, пока они живы, следит за их имуществом, отвечает за него. Насколько я знаю, некоторые дома престарелых даже иногда сдают в аренду квартиры своих стариков или больных, а прибыль от этого якобы пускают на улучшение условий их быта. О таком я слышала от знакомых, имевших отношение к системе соцзащиты. Кстати, очень может быть, так как в принципе это не запрещено. Опекун имеет право управлять всем, чем владеет опекаемый. Главное, чтобы имущество оставалось в целости и сохранности.

Унаследовать же его после смерти человека учреждение имеет право лишь в том случае, если было составлено соответственное завещание. А вот это уже затруднительно, так как жильцы интернатов чаще всего являются недееспособными. Следовательно, подписанные ими завещания будут признаны юридически ничтожными. Поэтому дом, квартира, деньги и прочее, что остается после смерти таких людей, отходят или родственникам (если они все-таки имеются и заявили свои права на наследство в положенный срок), или вообще государству. В лице муниципалитета.

Как хоронят интернаты.

А как это можно сделать на такую маленькую сумму? Сами похороны выглядят даже не скромно, а, я бы сказала, убого. Ведь 6 – 8 тысяч – это совсем ничего для такого дела. Даже скромный гроб стоит начиная от одной тысячи рублей – и то если повезет такой найти. Да рытье могилы, да спецтранспорт, да какая-никакая подготовка тела к погребению. Все ритуальные аксессуары и сами услуги обеспечивают муниципальные учреждения, которые на местах занимаются погребением. Им и перечисляются деньги на похороны. После смерти подопечного интернат сразу обращается в такие службы и передает им всю информацию о покойном для регистрации могилы при кладбище. Именно эти МУПы организуют более чем скромное захоронение тех, кого не смогли или не захотели хоронить родные. Тела кладут в простые гробы, отвозят на погост и закапывают в приготовленные могилы безо всяких там церемоний. Иногда вообще бульдозером.

На все остальное денег от пособия уже и не остается. Ни на цветы или венки, ни на памятник (хоть самый скромный), ни даже на крест. Но это пусть и печально, а понятно. Зато я не могу уразуметь другого. Почему на могилах людей из интернатов ставят только таблички с номерами, а не пишут имена, фамилии и даты жизни? На такие надписи много денег не надо, можно бы позаботиться. И еще: по какой причине все эти могилы так убого выглядят: провалившиеся, заросшие по пояс прошлогодним сорняком, замусоренные, с перекошенными (а то и упавшими) шестами для заржавевших табличек. Разве администрации кладбищ не отвечают за элементарный порядок на территории? Да что там, как я слышала, иногда даже закапывают никому не нужных бедолаг в общих траншеях, почти в братских могилах.

Особенно кошмарные впечатления вызывают могилки детдомовских детишек и малолетних инвалидов из психоневрологических диспансеров для несовершеннолетних. Их по инструкциям обязаны хоронить с указанием имен, но даже этого часто не делается. Однажды попала я на такой «детский» участок. Бродила среди еле видных холмиков и с трудом сдерживала слезы. За что этим детям выпало такое. Бедные, маленькие, никому не нужные при жизни, они и после смерти оказались брошенными.  Ни памятников им не поставили, ни даже крестов. Никто о них не поплакал и не помолился. А детдом даже не позаботился о положенных обозначениях на могилах: некоторые оказались вообще безымянными. На многих других стояли таблички только с именем (без фамилии) и датой смерти, а то и без нее. «Василий, умер 24.09.2016 г.», «Оля, 1 годик», «Елена, 2014 года рождения», «Виталик».

Почему-то не менее жуткое впечатление произведи на меня редкие надгробия, все-таки встречавшиеся в череде пустых холмиков. Я не выдержала и заплакала, когда наткнулась на маленький каменный крестик с надписью: «Кристюше от мамочки. Прости меня, доченька». Среди десятков могил только восемь оказались с памятниками, еще на двух стояли рамки с выцветшими детскими фото. Такая малость, Господи. Остальных просто зарыли – и забыли. А ведь когда-то, в царской России, даже бездомных и неведомых не погребали без креста. Большим грехом считалось похоронить человека без распятия на могиле.

Сейчас православная Церковь тоже (наконец-то!) забеспокоилась о необходимости христианского погребения.

о ком церковь не молится

 Я сама слышала, как наш Патриарх говорил о том, что все дети вДомах младенцев, приютах, ПНИ обязательно должны быть крещены. И правда, теперь туда регулярно приходят батюшки и проводят обряды крещения. Но в случае смерти таких детишек их положено отпевать и предавать земле в соответствии с православным каноном. Как, впрочем, и крещеных стариков. Это, к сожалению, делается далеко не всегда, потому что у интернатов нет прямой связи с храмами. Такой, как есть со следственными органами, моргами и муниципальными ритуальными службами. Церковь-то у нас отделена от государства.

Поэтому дополнительно возиться с организацией религиозных обрядов, установкой на захоронениях крестов и так далее, по факту, никому неохота и некогда. В интернате этого не хотят (да и средств нету), а храмы сами по себе не имеют возможности вовремя узнавать о том, кто где скончался и когда будут похороны. У них остается единственная возможность отпевания – заочная. Ее и проводят некоторые церкви, которые как бы курируют те или иные интернаты. Для этого священники приходят в учреждения: крестят, исповедуют, причащают, проповедуют и заодно узнают о том, кто и когда там скончался. Души этих несчастных они отпевают заочно, а потом на литургиях возносят о них молитвы.

Но все же обычно люди стремятся сами похоронить своих близких, даже если они умерли в интернатах или хосписах. Какие же шаги им следует предпринять для скорейшей организации похорон?

Прежде всего, надо собрать соответствующие документы, часть из которых уже предоставит сам интернат:

  • справку, констатирующую смерть (выдает врач или фельдшер скорой помощи);
  • протокол осмотра тела (его делает полиция);
  • специализированный бланк от работников морга (он выдается взамен первых двух документов и содержит сведения о самом морге, в котором будет делаться вскрытие, и о бригаде, забравшей тело);
  • медицинское свидетельство о смерти (его берут у работника морга или лечащего врача, она нужна для получения свидетельства о смерти в ЗАГСе);
  • гербовое свидетельство о смерти (выдается органами ЗАГСа), которое необходимо для многого, в том числе для того, чтобы получить разрешение на похороны и место на кладбище);
  • заявление о захоронении (оно подается в администрацию кладбища, на котором планируется получить место для могилы).

Сразу скажу, что интернат не будет ни в чем помогать родным, которые взялисьсами хоронить его бывшего подопечного. Но он сразу после кончины подопечного обязан вызвать скорую и полицию и отправить тело в морг. Так что первоначальные документы уже будут оформлены. Дальше близкие все делают сами. То есть, ищут катафальный транспорт, чтобы отвезти покойного из того района, где расположен интернат, к месту погребения. Потом решают вопросы с кладбищем, приобретают все необходимое для похорон, организуют панихиду, отпевание, погребение и поминки.

Хлопот очень много, поэтому зачастую люди предпочитают обратиться в погребальные службы для ускорения и облегчения процесса. Причем выбирают все те же муниципальные конторы либо государственные бюджетные учреждения (ГБУ). Такие агентства нередко предлагают для погребения, например, тех же стариков из домов престарелых льготные пакеты услуг. Это будет стоить дороже суммы, которую выплачивает Пенсионный Фонд, но дешевле обычных похорон. Я точно знаю, что подобные эконом-услуги предлагают в Москве и Подмосковье.

Но что же делать тем, чей родной человек ошибочно погребен в безвестной могиле?

Нам хотя бы повезло почти сразу узнать, что дядя Витя умер и уже лежит в земле. А бывают и другие ситуации, причем самые необычные. Иногда вести о смерти человека идут к его семье месяцы и даже годы. Причем не всегда по чьей-либо вине.

Бывает, что люди просто пропадают, близкие ищут их, а находят уже только могилу, да и то если повезет. Вот вам печальный, но не слишком необычный случай. В нашем дачном поселке почти постоянно жили мать с дочерью. Мать была уже очень пожилая, с явными признаками хорошего старческого склероза. Она почти не выходила из дома, иногда только гуляла во дворе. Но однажды, когда дочь поехала в соседнюю деревню за продуктами, пожилая женщина вышла на улицу – и пропала. Ее долго и безуспешно искали. И в больницах, и по моргам, давали объявления на радио, в местное телевидение, газеты, размещали его в соцсетях. Последние как раз и помогли, но только через два года. Фотографию старушки случайно увидела в «Одноклассниках» медсестра одного из ПНИ в соседней области. Именно туда несколько месяцев назад была оформлена неизвестная пожилая женщина, у которой не было ни документов, ни памяти. Но прожила она недолго, и вскоре умерла.

Дочь сразу поехала в этот интернат, чтобы найти материнскую могилу. Потомона рассказывала мне, как это оказалось тяжело. Ведь захоронение было безымянным – то есть совсем, даже под номером могилы числилось условное имя. Работники кладбища долго не могли определиться, какая из анонимных могил может оказаться той, что нужно. Эксгумацию пришлось заказывать на свой страх и риск, а останки отдавать на генную экспертизу. Только после нее сомнения разрешились, и тело матери можно было перезахоронить на семейном кладбище.

Но когда имя покойного известно, то найти могилу гораздо проще. Все сведения о захоронениях есть в архиве (то есть, в регистрационном журнале), который хранится при кладбищенской администрации. Будет труднее, если на самом погребении куда-то пропал номер, хотя и это не критично. Но экспертизу останков проводить все же придется, ведь мало ли что. Известны случаи, когда интернатских покойников путали и хоронили совсем не под теми именами. Такая халатность у нас, к сожалению, почти норма. И увы, почти нормой стало отношение к смерти другого человека как к обыденности, которая не стоит внимания. А погребение теперь – не таинство, а просто утилизация тела.

Поэтому, дорогие мои люди, не бросайте своих родных. Даже если это не самые близкие ваши родственники – все равно не оставляйте их один на один со смертью. Иногда интернат или хоспис становится необходимостью – для немощных стариков с сильной деменцией, для больных, медленно и мучительно умирающих. Но отказаться от похорон родного человека – это все-таки огромный грех. Многие религии мира считают его несмываемым, падающим на все потомство до двенадцатого колена. Каждый человек должен быть оплакан и погребен достойно, а не зарыт в землю чужими и равнодушными руками, как последний бездомный пес.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

up